Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате 29.10.1999 (дело N 195/17-99)

"В случае поставки одной стороной по договору мены меньшей партии товара, чем это было предусмотрено в договоре, вторая сторона вправе потребовать взыскания разницы между поставленным и полученным ею товаром, а также уплаты штрафа за просрочку поставки. Однако истец не представил доказательств заключения в надлежащей форме дополнительного соглашения к договору, предусматривающее взыскание штрафа, поэтому суд отказывает в иске в части взыскания неустойки"

<<<< >>>>


РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА

ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ

29 октября 1999 г. (дело N 195/17-99)



Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда (г.Минск, ул. Я.Коласа 65, к. 18) на заседании, которое состоялось 2 сентября 1999 г., дело N 195/17-99 по иску акционерного общества "А" (Республика Беларусь) к акционерному обществу "Б" (Татарстан О взыскании 230217,81 российских рублей


установил:


Акционерное общество "А" сообщило в исковом заявлении, что между ним и ответчиком были заключены в 1996 г. два договора (NN 4 и 4А), по которым истец обязался поставить ответчику сельскохозяйственную технику, а ответчик истцу - сахар-песок.

Истец утверждает, что во исполнение договора N 4 от 8 июня 1996 г. он поставил ответчику продукцию на сумму 90600 российских рублей, а ответчик истцу - на 153137,5 российских рублей (здесь и далее речь идет о деноминированных рублях Российской Федерации). Таким образом, по этому договору истец получил продукцию на 62537,5 (153137,5 - 90600,00) российских рублей больше, чем поставил.

По договору же N 4А от 17 июля 1996 г. истец поставил продукцию на 120600 российских рублей, которая полностью осталась неоплаченной.

Исходя из изложенного, истец считает, что основной долг ответчика в его (истца) пользу составляет 58062,5 (120600,0 - 62537,5) российских рублей.

Истец просит также взыскать с ответчика 172155,31 российских рублей штрафа, который, по его мнению, предусмотрен дополнением к договору N 4А.

В связи с возбуждением дела о признании ответчика банкротом, определением Высшего арбитражного суда Республики Татарстан от 18 августа 1998 г. временным управляющим предприятия-должника назначен А. Он и подписал от имени ответчика отзыв на исковое заявление, которым признал долг ответчика в размере 56200 российских рублей и сообщил о внесении этого долга в реестр требований кредиторов. Одновременно в упомянутом отзыве выражено несогласие со взысканием штрафных санкций в размере 172155,31 российских рублей, так как эта сумма рассчитана исходя из дополнения к договору N 4А от 17 июля 1996 г., в котором отсутствует подпись директора ответчика.

В отзыве на исковое заявление оспаривается также компетенция Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, поскольку "в договоре нет пункта, предусматривающего рассмотрение спора в Третейском суде, и тем самым нарушена ст. 3 "Временного положения о Третейском суде РФ".

Наконец, ответчик не согласен с тем, что при разрешении спора суд должен руководствоваться законодательством Республики Беларусь, поскольку в договоре нет указаний на это.

Состав суда считает, что утверждение ответчика об отсутствии компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате лишено оснований. Пункты 6 в договорах N 4 и 4А предусматривают регулирование споров между сторонами "путем переговоров". Но в случае, если переговоры не дадут желаемого результата, споры подлежат рассмотрению в "Арбитражном суде по месту нахождения истца". Поскольку по месту нахождения истца (т.е. в Беларуси) есть только один Арбитражный суд, который называется Международным арбитражным судом при Белорусской торгово-промышленной палате, истец имел право обратиться с исковым заявлением в этот суд, а сам суд - принять упомянутое заявление и обеспечить рассмотрение дела. Ссылка ответчика на "Временное положение о Третейском суде РФ", утвержденное Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г., не может быть принята во внимание, в частности, потому, что упомянутое положение регулирует порядок разрешения споров между субъектами хозяйствования Российской Федерации, а в данном случае речь идет о споре между юридическими лицами, которые находятся в разных государствах.

Не является обоснованным и возражение ответчика против применения к спору между сторонами законодательства Республики Беларусь. Поскольку стороны в договорах NN 4 и 4А применимое право не указали, то в соответствии с ч. 1 ст. 561 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г. их права и обязанности по данным договорам определяются по закону места их заключения. Оба упомянутые договоры заключены в Республике Беларусь. Следовательно, применимым является право Республики Беларусь. Но вопрос о применимом праве не имеет в данном случае принципиального значения. По любому праву поставленная и принятая продукция подлежит оплате.

В судебное заседание 2 сентября 1999 г. явилась представитель истца, юрисконсульт (доверенность от 1 сентября 1999 г. находится в материалах дела), которая исковые требования поддержала.

Представитель ответчика в судебное заседание не прибыл. В отзыве на исковое заявление ответчик сообщил, что явиться не заседание суда не может в связи с отсутствием денежных средств.

Представитель истца заявила ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ответчика.

Состав суда признал, что в сложившихся условиях ходатайство представителя истца является обоснованным, и удовлетворил его.

Изучив имеющиеся в деле письменные доказательства и выслушав представителя истца, состав суда считает установленным следующее.

Истец утверждает, что между ним и ответчиком были заключены договоры N 4 от 8 июня 1996 г. и N 4А от 17 июля 1996 г., копии которых имеются в деле. Ответчик же считает договор N 4А и дополнение к нему недействительными, поскольку под ними отсутствует подпись директора. Более того, ответчик утверждает, что "на всех документах подпись директора поддельная или вообще отсутствует. Все документы от имени ответчика подписаны экспедитором Ю., который не имел на то права". Ответчик не оспаривает только подлинность печати ответчика, которой скреплены оба договора и дополнение к договору N 4А

Состав суда констатирует, что договор N 4А и дополнение к нему действительно подписаны только генеральным директором истца. Обеими сторонами подписан лишь договор N 4. Убедительных доказательств в подтверждение того, что и в этом договоре подпись директора подделана экспедитором Ю., ответчик не представил.

Тем не менее, оба договора признавались и исполнялись не только истцом, но и ответчиком. Это подтверждается имеющимися в деле письменными доказательствами и тем фактом, что ответчик в отзыве на исковое заявление признал искомую сумму основного долга в размере 56200 российских рублей, т.е. почти полностью.

В частности, поставка истцом ответчику двух партий сельскохозяйственной техники на общую сумму 211200 (90600 + 120600) российских рублей подтверждена копиями товарно-транспортных накладных от 9 июля 1996 г. и от 17 июля 1996 г.

Встречная поставка ответчиком истцу сахара-песка доказана копиями расходных накладных от 6 июля 1996 г. и от 12 июля 1996 г. Всего в соответствии с этими накладными было поставлено 61255 (19940 + 21615 + 19700) кг сахара. Эту цифру однозначно подтверждают также копии актов приемки сахара от 8 и 17 июля 1996 г. Поскольку сахар поставлялся по цене 2,5 российских рубля за килограмм, всего ответчик отгрузил, а истец получил сахара на 153137,5 российских рублей.

Разница между стоимостью поставленной истцом техники и стоимостью поставленного ответчиком сахара составляет 58062,5 (211200,0 - 153137,5) российских рублей. Названная цифра как сальдо задолженности ответчика была зафиксирована и в акте сверки взаимных расчетов сторон от 17 июля 1996 г.

Поэтому состав суда считает обоснованным требование истца о взыскании в его пользу с ответчика основного долга в сумме 58062,5 российских рублей.

Иначе обстоит дело с требованием о взыскании с ответчика штрафа за просрочку в оплате поставленной продукции. Дополнение к договору N 4А от 17 июля 1996 г., на которое ссылается истец как на основание этого требования, с одной стороны, действительно не имеет подписи представителя ответчика, а с другой - состав суда не располагает какими-либо доказательствами фактического признания упомянутого дополнения ответчиком. Следовательно, требование истца о взыскании с ответчика штрафа за просрочку оплаты поставленной продукции лишено основания и потому подлежит отклонению.

При таких обстоятельствах сумма уплаченного истцом третейского сбора подлежит взысканию с ответчика пропорционально удовлетворенной части иска.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 256 Гражданского кодекса Республики Беларусь 1964 г., а также ст.ст. 3, 5, 43, 49 - 50 и 70 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда


решил:


Иск удовлетворить частично. Взыскать с акционерного общества "Б" (Республика Татарстан, Российская Федерация) в пользу акционерного общества "А" (Республика Беларусь) 58062,5 (пятьдесят восемь тысяч шестьдесят два и пять десятых) российских рублей основного долга и 43429000 (сорок три миллиона четыреста двадцать девять тысяч) белорусских рублей в возврат расходов по делу.

В остальной части иска отказать.




Документы на AdvokatBy.com


< Домашняя страница >

<<<< >>>>

   
 

Разное

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Анонс

....

...

. .
© 2009-2014. Все права защищены