Постановление Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 16.03.2005 (дело N 464/39-04)

"При заключении сторонами договора уступки требования юрисдикция арбитражного суда распространяется на новых лиц в обязательстве только в случае заключения между ними самостоятельного арбитражного соглашения. Однако договор, заключенный между истцом и третьим лицом, не порождает процессуальных правовых последствий для ответчика, т.к. был заключен не с ответчиком и арбитражная оговорка относится не к нему. Поэтому суд выносит постановление об отсутствии у него компетенц...

<<<< >>>>


ПОСТАНОВЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ

БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ

16 марта 2005 г. (дело N 464/39-04)


ОБ ОТСУТСТВИИ КОМПЕТЕНЦИИ


Президиум Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в г.Минске в помещении Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате (г.Минск, пр-т Машерова, д. 23, корп. 1, к. 706, зал судебных заседаний) на заседании, которое состоялось 14 января 2005 года, жалобу акционерного общества "Б", ответчика по делу N 464/39-04, на определение состава суда о компетенции Международного арбитражного суда при БелТПП


установил:


В исковом заявлении общество с ограниченной ответственностью "А" (США) (далее - истец Обратилось в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате (далее МАС при БелТПП) с иском к акционерному обществу "Б" (далее - ответчик О взыскании 2079683,7 долларов США по контракту от 02 ноября 2000 года и 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 года, а всего - 3908120,6 долларов США.

Исковые требования истца включают в себя основной долг за поставленный по контракту от 02 ноября 2000 г. товар и пеню за просрочку, а также основной долг и пеню за поставленный по контракту от 04 ноября 2000 г. товар.

Ответчик в своем ходатайстве, поступившем в МАС при БелТПП 22 октября 2004 года после состоявшегося 6 октября 2004 года судебного заседания указал на отсутствие арбитражного соглашения между истцом и ответчиком по требованиям, вытекающим из контракта от 04 ноября 2000 г.

По мнению ответчика, арбитражная оговорка, изложенная в пункте 5.2 контракта от 04 ноября 2000 г., является соглашением процессуального характера, применимым правом, к которому является законодательство Республики Беларусь. Однако в соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 20.07.1999 г. N 9 "О подведомственности споров после уступки требования или переводе долга" переход гражданских (материальных) прав и обязанностей от одной стороны к другой не влечет за собой перехода гражданских процессуальных прав и обязанностей, в связи с чем арбитражное соглашение не может быть предметом цессии.

На этом основании ответчик просил состав суда вынести определение об отсутствии компетенции и прекратить рассмотрение иска в части взыскания 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г.

В заседаниях состава суда 6 октября и 11 ноября 2004 года интересы истца представлял адвокат юридической консультации N 1 Фрунзенского района г.Минска, действующий на основании доверенности от 5 августа 2004 года, а интересы ответчика - юрисконсульт, действующий на основании доверенности от 30 декабря 2003 года.

Заслушав представителей сторон, исследовав письменные доказательства по делу и сославшись на статьи 11, 22 Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. "О международном арбитражном (третейском) суде", а также статьи 4 и 11 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате состав суда определил ходатайство акционерного общества "Б" о прекращении рассмотрения дела N 464/39-04 в части взыскания 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г. оставить без удовлетворения; признать, что рассмотрение упомянутого дела N 464/39-04 в части взыскания 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г. относится к компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской ТПП.

Однако 30 декабря 2004 г. акционерное общество "Б", ответчик по делу N 464/39-04, обратилось в Президиум Международного арбитражного суда при БелТПП с жалобой (заявлением Об отмене упомянутого выше определения состава суда и признании отсутствия у МАС при БелТПП компетенции на рассмотрение исковых требований о взыскании 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г.

В обоснование своей позиции ответчик ссылается на то, что истец в исковом заявлении соединил два совершенно различных и не связанных между собой требования, которые имеют разные основания возникновения и принадлежат разным юридическим лицам. При этом ответчик не отрицает наличие арбитражной оговорки и вытекающую из нее компетенцию суда в отношении взыскания с него 2079683,7 долларов США по контракту от 02 ноября 2000 г. Однако он категорически настаивает на том, что к компетенции МАС при БелТПП не относится рассмотрение требования истца о взыскании 1828436,9 доллара США по контракту от 04 ноября 2000 г., компетенцию на рассмотрение которого в МАС при БелТПП истец обосновывает заключением договора уступки права требования от 05 мая 2001 г.

Следовательно, предметом обжалования является только компетенция МАС при БелТПП в отношении взыскания с ответчика 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г.

Рассмотрев жалобу ответчика и возражения истца, а также проанализировав собранные доказательства Президиум МАС при БелТПП считает установленным следующее.

Ответчик ссылается на то, что договор от 04 ноября 2000 г., в связи с неисполнением которого истец предъявил требование о взыскании 1828436,9 долларов США, был заключен с компанией "T". Поэтому содержащаяся в названном договоре арбитражная оговорка не имеет и не может иметь никакого отношения к рассматриваемому делу. А отсутствие связывающего стороны арбитражного соглашения, несомненно, свидетельствует и об отсутствии компетенции МАС при БелТПП на рассмотрение данного спора.

Не оспаривая это утверждение, истец обращает внимание Президиума МАС при БелТПП на тот факт, что в данном случае он (истец) связывает свое требование не с контрактом от 4 ноября 2000 г. как таковым, а с договором, по которому компания "T" уступила свое право требования по упомянутому контракту истцу. По мнению истца, он по договору об уступке права требования вместе с материальным правом на взыскание выше упомянутой суммы получил и право обратиться в МАС при БелТПП с требованием о взыскании суммы, о которой идет речь. Однако, как уже было отмечено выше, в соответствии с пунктом 3 постановления Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь от 20.07.1999 г. N 9 "О подведомственности споров после уступки требования или переводе долга" переход гражданских (материальных) прав и обязанностей от одной стороны к другой само по себе не влечет переход гражданских процессуальных прав и обязанностей, в связи с чем арбитражное соглашение не может быть в таких случаях предметом цессии. А отсутствие цессии обусловливает отсутствие связывающего стороны арбитражного соглашения со всеми вытекающими из этого последствиями.

Однако отсутствие арбитражного соглашения не означает, что соответствующее дело вообще не может быть рассмотрено Международным арбитражным судом при БелТПП. Если истец обратится в МАС при БелТПП с иском, а ответчик не возразит против этого со ссылкой на отсутствие компетенции, дело подлежит рассмотрению. Отсутствие возражения в данном случае приравнивается к согласию.

При этом в силу ч. 2 ст. 22 Закона Республики Беларусь "О международном арбитражном (третейском) суде" заявление стороны об отсутствии у состава суда компетенции может быть сделано "не позднее представления возражений по иску". Это правило содержит и ч. 2 ст. 11 Регламента Международного арбитражного суда при БелТПП. Следовательно, окончательный ответ на вопрос о наличии или отсутствии у МАС при БелТПП компетенции для рассмотрения данного дела зависит от того, когда ответчик заявил об отсутствии компетенции: позднее или не позднее представления возражений по иску. Истец считает, что ответчик сделал это заявление после представления таких возражений. Ответчик отстаивает противоположное мнение.

Президиум МАС при БелТПП констатирует, что ответ ответчика на исковое заявление датирован 27 августа, но поступил в секретариат суда 2 сентября 2004 г. В этот же день копию ответа лично (под расписку) получил в секретариате суда представитель истца.

В деле нет сведений о поступлении в суд до 2 сентября 2004 г. заявления ответчика о компетенции. Но в заявлении от 2 сентября ответчик говорит о необходимости "тщательно исследовать договор от 05 мая 2001 г. и возражает против достоверности уступки права требования". Это и является по сути дела заявлением ответчика об отсутствии компетенции, поскольку применительно к упомянутому договору оспаривание "факта уступки права требования" является также оспариванием компетенции МАС при БелТПП.

Следовательно, в результате заявления ответчика об оспаривании компетенции МАС при БелТПП в отношении данного дела в части взыскания 1828436,9 долларов США компетенция действительно не возникла, поскольку заявление об этом поступило в суд одновременно с ответом на исковое заявление (в его составе), то есть не позднее ответа на исковое заявление, что полностью соответствует требованиям ч. 2 ст. 22 Закона Республики Беларусь "О международном арбитражном (третейском) суде" от 9.09.1999 г.

Не соглашаясь с таким выводом, состав суда в обжалованном определении ссылается на то, что ответчик в своих возражениях "подтвердил наличие и действительность арбитражных оговорок в контрактах от 02 ноября 2000 г. и от 04 ноября 2000 г., возразив лишь против достоверности факта уступки права требования".

Но совершенно ясно, что подтверждение наличия и действительности арбитражной оговорки в данном случае не имеет значения, поскольку договор, содержащий упомянутую оговорку, был заключен не с ответчиком и оговорка относится не к нему.

Следовательно, признание ответчиком арбитражной оговорки могло бы в данном случае иметь то значение, которое ей придал состав суда в обжалованном определении, только при наличии действительной уступки права требования. Однако, как было показано выше, договор об уступке права требования от 05 мая 2001 г. породить правовые последствия не мог, на чем вполне обоснованно настаивает ответчик.

Президиум МАС при БелТПП считает необходимым также отметить, что заявление ответчика об отсутствии у суда компетенции на рассмотрение данного дела по юридической природе является не информационным сообщением, а актом воли (волеизъявлением). Такие акты, будучи выраженными непосредственно составу суда (устно или в письменной форме), сами по себе порождают соответствующие правовые последствия и по общему правилу в подтверждении доказательствами не нуждаются. Более того, волеизъявление ответчика, о котором идет речь, являясь одним из проявлений принципа свободы договоров, не требует какой-либо мотивировки или обоснования со стороны ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 11, 22 (ч. 5) Закона Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. "О международном арбитражном (третейском) суде", а также п. 3 постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 20 июля 1999 г. N 9 "О подведомственности споров после уступки требования или переводе долга" Президиум Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате


постановил:


Жалобу ответчика удовлетворить.

Определение состава Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 17 декабря 2004 г. о наличии компетенции упомянутого суда для рассмотрения дела N 464/39-04 в части взыскания с акционерного общества "Б" 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г. в пользу общества с ограниченной ответственностью "А" отменить.

Признать, что рассмотрение дела N 464/39-04 в части взыскания с акционерного общества "Б" 1828436,9 долларов США по контракту от 04 ноября 2000 г. к компетенции Международного арбитражного суда при Белорусской ТПП не относится.




Документы на AdvokatBy.com


< Домашняя страница >

<<<< >>>>

   
 

Разное

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Анонс

....

...

. .
© 2009-2014. Все права защищены